Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  2. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  3. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  4. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  5. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  6. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  7. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  8. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  9. Армия РФ держит высокий темп наступления, чтобы не дать ВСУ закрепиться, Минобороны заявило о захвате еще одного села. Главное из сводок
  10. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  11. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  12. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
  13. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  14. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  15. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  16. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  17. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  18. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры


Спустя два с лишним года Суд Европейского союза вынес решения по искам белорусских ОАО «Минский автомобильный завод» и «БЕЛАЗ» против Совета ЕС. Заводы добивались отмены санкций, наложенных на них Евросоюзом. Ничего не вышло: рассмотрев жалобы, суд постановил отказать в их удовлетворении. Рассказываем детали.

Выставка в Жодино к 70-летию БелАЗа. Фото: TUT.BY
Выставка в Жодино к 70-летию БЕЛАЗа. Фото: TUT.BY

Оба предприятия попали под четвертый пакет санкций ЕС 21 июня 2021 года. Его ввели в связи с эскалацией нарушений прав человека в Беларуси и репрессиями против гражданского общества. В список тогда вошли семь компаний, связанных с режимом, в том числе Bremino Group, «Новая нефтяная компания», «Сохра», «Глобалкастом — менеджмент», а также «Белаэронавигация» — из-за участия в инциденте с посадкой самолета Ryanair. Сотрудничество с этими предприятиями для европейских компаний было запрещено, их активы были заморожены. Позже на эти предприятия, как и на остальные в списках, была распространена новая редакция санкций — в связи с участием Беларуси в войне против Украины.

МАЗ и БЕЛАЗ подали иски в Суд Евросоюза почти сразу — 31 августа и 1 сентября 2021 года. Они потребовали аннулировать решение ЕС о введении санкций и возместить им судебные издержки.

Решения по обоим делам были приняты судом ЕС 18 октября этого года. Из них можно узнать аргументы предприятий и доводы суда. Аргументация у обоих заводов была совершенно одинаковой, дела рассматривались в один и тот же день одним и тем же составом коллегии суда.

Почему санкции были введены?

Согласно решению Совета ЕС, из-за серьезных нарушений прав человека в Беларуси санкциям подлежат все средства и экономические ресурсы, которые принадлежат или контролируются лицами, организациями и органами, которые ответственны за эти нарушения и репрессии или чья деятельность подрывает демократию и верховенство права в Беларуси, а также физлица, компании и организации, которые финансово поддерживают режим или получают от него выгоду.

Как указано в обосновании, МАЗ и БЕЛАЗ — одни из крупнейших госпредприятий Беларуси, они являются источником значительных доходов для режима. Оба завода предоставляли свои помещения и оборудование для проведения политического митинга в поддержку Лукашенко. Сам Лукашенко называл МАЗ «одним из важнейших промышленных предприятий страны», БЕЛАЗ — «белорусским брендом» и «частью национального наследия», обещая, что правительство будет всегда поддерживать завод. Таким образом, БЕЛАЗ и МАЗ извлекают выгоду из режима Лукашенко и поддерживают его, говорится в материалах дел.

Кроме того, во время забастовок и мирных протестов после сфальсифицированных выборов сотрудников обоих предприятий запирали в служебных помещениях, чтобы они не присоединились к другим протестующим. На БЕЛАЗе руководство выставило в СМИ забастовку просто «собранием персонала». Работников запугивали, угрожали им увольнениями, и как минимум на МАЗе эти увольнения впоследствии были проведены. Поэтому МАЗ и БЕЛАЗ «несут ответственность за репрессии против гражданского общества и поддерживают режим Лукашенко».

«Неправильные названия»

Требуя отмены необоснованных, по их мнению, санкций, предприятия привели суду три довода.

Во-первых, заявили БЕЛАЗ и МАЗ, было нарушено их право на защиту и принцип эффективной судебной защиты.

Каким образом? Тем, что в решении Совета ЕС они были названы как ОАО «БЕЛАЗ» и ОАО «МАЗ», хотя на самом деле они так никогда не назывались, а их правильные названия — Открытое акционерное общество «Минский автомобильный завод» — управляющая компания холдинга «БЕЛАВТОМАЗ» и Открытое акционерное общество «БЕЛАЗ» — Управляющая компания холдинга «БЕЛАЗ-ХОЛДИНГ».

Как уверяли истцы, это не позволило им правильно идентифицировать себя как объект санкций и сразу реализовать свое право на защиту. Кроме того, они считают, что такая ошибка говорит о том, что, вводя санкции, Совет ЕС не располагал достаточной информацией о предприятиях.

Совет ЕС на это ответил, что, во-первых, даже если указанное в санкционных списках название отличалось от официального юридического наименования, в нем были компоненты «БЕЛАЗ» и «МАЗ», что позволяло заводам идентифицировать себя, кроме того, они прекрасно знают, что означает аббревиатура «ОАО». К тому же в санкционных документах были указаны точные юридические адреса компаний.

Кроме того, само право на защиту включает возможность иметь доступ к делу, ознакомиться с решением и его обоснованием, в том числе путем запроса и получения ответа. И истцы 23 августа 2021 года обратились к Совету, запросили все эти документы и получили их. То есть предполагаемая ошибка в названиях никак не помешала истцам реализовать свое право на защиту.

Ну, а частичное несовпадение названия в санкционном списке с официальным само по себе никоим образом не свидетельствует о том, что Совет ЕС не имел достаточной информации и оснований для включения предприятий в этот список.

Таким образом, в этой части заявления компаний были отклонены.

«Ошибочная оценка фактов»

Вторым доводом МАЗа и БЕЛАЗа было то, что Совет ЕС неправильно оценил сами факты относительно того, что предприятия финансируют и поддерживают режим.

Совет ЕС на это ответил следующим образом. Общеизвестно, что оба предприятия находятся в госсобственности, весь их капитал принадлежит Беларуси. Их владельцем является Госкомимущество, они под полным контролем Минпрома. Их гендиректоры назначаются наблюдательным советом, утверждаются правительством, Минпромом, местными властями и Лукашенко, а в самом набсовете заседают представители правительства страны.

Кроме того, сами заводы не оспаривали, что они являются крупнейшими автопроизводителями в стране и Лукашенко высказывал им поддержку.

Не оспаривали они и информацию Совета ЕС о финансовых показателях: БЕЛАЗ в 2019-м получил чистую прибыль в 266 млн рублей, МАЗ — 45,2 млн рублей. Соответственно, они выплачивали дивиденды своему акционеру — государству, а также платили, помимо налогов, отчисления в фонд развития, инвестиционный фонд Минпрома и так далее. То есть финансировали режим.

Истцы на это возражали, что они вынуждены платить дивиденды государству точно так же, как и все предприятия, да и вообще любой бизнес вынужден платить налоги. Соответственно, они не несут ответственности за то, как в дальнейшем используются эти средства — даже если на нарушение прав граждан, и не отличаются в этом плане от других компаний — а санкции почему-то ввели не против всех сразу.

Однако Совет на это ответил, что из уплаты налогов не следует вывод о том, что компания поддерживает режим, так как налоги обязательны для всех. А вот дивиденды государству платят не все предприятия, а только некоторые. Поэтому их можно считать поддерживающими режим.

«Из вышеизложенного следует, что Совет не допустил юридической ошибки, установив, что положение заявителя в белорусской экономике, те факты, что она принадлежит государству и представляет собой значительный источник доходов для режима Лукашенко, вместе взятые представляют собой достаточное основание для того, чтобы считать, что заявитель поддерживает этот режим», — говорится в решении суда.

Таким образом, довод истцов об ошибочной оценке фактов был отвергнут. А вместе с ним и третий аргумент — что Совет ЕС не привел достаточных доказательств обоснованности санкций. По мнению суда, вышеназванных аргументов, подтвержденных документально — в том числе документами, которые предоставили сами предприятия, — вполне достаточно для доказательства того, что санкции являются обоснованными.

Подводя итоги рассмотрения дела, суд констатирует, что неточность в названиях предприятий никак не помешала им осуществить свое право на защиту, фактическая сторона дела была оценена Советом ЕС изначально правильно и имеется более чем достаточно доказательств, что БЕЛАЗ и МАЗ поддерживают режим.

Соответственно, все жалобы истцов были признаны необоснованными. Суд ЕС принял решение полностью отклонить оба иска.

Как на проигравшую сторону на МАЗ и БЕЛАЗ была возложена обязанность оплатить все судебные расходы.

Напомним, аналогичным оказался исход дела по иску «Белаэронавигации» против Совета ЕС, который был рассмотрен в феврале.